ВС отказался восстановить срок на включение требований в реестр

В одном из недавних споров Верховный суд решал, стоит ли пускать в реестр опоздавшего кредитора, который к тому же потребовал признать его требование обеспеченным единственным жильем должницы.

В июне 2018 года Роман Головатенко дал Юлии Величко в долг 260 000 руб. под 84% годовых. Заем обеспечили залогом на квартиру Величко. Сведения о наличии ипотеки внесли в ЕГРН. За два года Величко выплатила по договору 387 000 руб., но осталась должна, поэтому Головатенко в письменном виде сообщил ей о необходимости продолжать платежи. 

Но к началу 2020-го у Величко закончились деньги, поэтому она обратилась в суд с заявлением о признании себя банкротом (дело № А73-6875/2020). В июне того же года женщину признали несостоятельной, а Головатенко попросился в реестр с требованием на 301 507 руб., обеспеченным ипотекой. Это произошло 9 сентября 2020 года, спустя три недели после закрытия реестра требований.

Практика ВС отказался считать текущим требование из договора, заключенного после банкротства

Но три инстанции решили восстановить кредитору пропущенный срок для включения требования в реестр. Суды выяснили, что управляющий не направил Головатенко уведомление о признании Величко банкротом вовремя. Он сделал это только 10 августа, за 10 дней до закрытия реестра, но даже так письмо не было получено кредитором. Суды также обратили внимание на «незначительность» просрочки.

Величко пожаловалась в Верховный суд. Она не стала обращать внимания судей на пропуск срока, а вместо этого сосредоточилась на других доводах. Женщина указала на несоразмерность заявленных требований стоимости единственного жилья должника, переданного в залог. А также обратила внимание, что выплатила значительные деньги в счет долга.

Экономколлегия рассмотрела спор, отменила решения по нему и направила его на новое разбирательство. 

Нижестоящие суды не оценили должным образом, был ли на самом деле уведомлен Головатенко о банкротстве Величко. Последняя не скрывала от суда, что Головатенко является ее кредитором, и даже указывала на это при подаче заявления о банкротстве. Кроме того, представитель Величко в заседании ВС показал суду документы и переписку с Головатенко, из которой следует, что тот знал о несостоятельности своей должницы. Таким образом, суды преждевременно пришли к выводу о ненадлежащем уведомлении кредитора о банкротстве Величко.



Добавить комментарий