ВС посчитал срок давности по суброгационному требованию

Суды решили, что раз дизель разлился из железнодорожной цистерны, то и срок исковой давности по требованию страховой компании, которая оплатила ликвидацию последствий аварии, нужно считать по уставу железнодорожного транспорта. ВС с этим не согласился: применить нужно было нормы ГК.

18 марта 2020 года на промежуточной железнодорожной станции в Сибири из стоящей железнодорожной цистерны вытекло 60 тонн дизеля. Грузоотправителем было АО «Транснефтепродукт», цистерна направлялась в адрес общества «Газпромнефть-Терминал». Устранять последствия аварии, виновником которой признали «Транснефтепродукт», пришлось АО «РЖД». Стоимость работ составила почти 20 млн руб., которые железнодорожная компания получила в качестве возмещения от своей страховой компании «Ингосстрах».

Практика ВС посчитал срок давности в споре со страховой

20 января 2020-го «Ингосстрах» обратился с требованием к «Транснефтепродукту» о возмещении убытков в порядке суброгации (дело № А40-12432/2020). Суды отказали страховой компании. Они сослались на нормы устава железнодорожного транспорта, по которым срок исковой давности по делам об осуществлении перевозок составляет один год. А на момент обращения «Ингосстраха» с иском в суд прошло почти два года.

«Ингосстрах» обратился с жалобой в Верховный суд. Заявитель считает, что сокращенный срок исковой давности установлен лишь в отношении споров, связанных с осуществлением перевозок. На отношения между потерпевшим и лицом, причинившим вред, которые одновременно могут быть участниками договора перевозки, могут распространяться общие нормы ГК об обязательствах из причинения вреда, срок исковой давности по которым составляет три года.

Экономколлегия с этим согласилась, отменила решения нижестоящих судов по этому делу и направила его на новое рассмотрение в АСГМ.



Добавить комментарий