Адвокат защитил следователя по делу о нарушении личной и семейной тайны

Суд поддержал позицию защиты, что следователь не должен получать согласие подозреваемого на использование его персональной информации, так как в ином случае он не сможет выполнить требования ст. 73 УПК («Обстоятельства, подлежащие доказыванию»).

Новгородский районный суд оправдал следователя, обвиненного в разглашении в ходе допроса сведений о частной жизни подозреваемого и превышении должностных полномочий, пишет «Адвокатская газета».

Адвокат АП Ленинградской области Олег Карелов, который защищал сотрудника Следственного комитета, рассказал газете фабулу дела. В 2015 году СКР по Новгородской области возбудил уголовное дело против супругов-предпринимателей о неправомерном использования природных ресурсов с использованием коррупционных связей. 

Дело вел обвиняемый следователь, который в ЗАГСе узнал, что у супруга есть двое детей и оба внебрачные. По словам Карелова, во время расследования на обвиняемого оказывалось давление, а этот эпизод прокуратура расценила как попытку рассорить супругов и получить показания от обвиняемой. А в дальнейшем это привело к разводу. 

Суд рассматривал дело на протяжении 20 заседаний. Обвиняемый и защита настаивали, что он не распространял сведения, а использовал полученные и проверенные надлежащим образом.

«Информация до подозреваемой была доведена без указания фамилий и имен, а также других деталей частной жизни, она не являлась чьей-либо семейной тайной. Помимо этого, упомянутое прокурором использование следователем служебного положения — то есть статуса следователя — является не квалифицирующим признаком, а реабилитирующим, так как именно следователь наделен законом правом собирать в рамках расследуемого уголовного дела и распоряжаться полученными сведениями и информацией не иначе как в интересах всестороннего и объективного расследования уголовного дела», — указал адвокат.

В итоге суд счел, что не может повлечь уголовную ответственность собирание или распространение сведений в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если сведения о частной жизни гражданина ранее стали общедоступными либо были преданы огласке самим гражданином или по его воле. При этом следователь не называл полные данные детей и их матери, довел эту информацию в присутствии и в отсутствие иных посторонних лиц, а большинство исследованных в судебном заседании иных документов свидетельствуют о наличии у подсудимого прав и обязанностей по занимаемой должности и не свидетельствует, что он совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий. 

Суд оправдал следователя за отсутствием составов преступлений и признал за ним право на реабилитацию.



Добавить комментарий